воскресенье, 26 октября 2014 г.

У Киева к наступлению есть 38 тысяч солдат и офицеров

О численности украинской армии в предстоящем наступлении на Донбасс

В последнее время, особенно на протяжении прошедших пяти дней, участились разговоры о подготовке Украиной очередного решительного наступления в Донбассе. Ближайшими предположительными сроками его начала называются 26-27 октября. По этому поводу уже высказался даже Игорь Стрелков, указавший на опасность военного поражения Новороссии и обратившийся за помощью к России. В этой связи видится необходимым попробовать оценить реальный масштаб и состав украинской армии на данный момент.


Весной текущего года Вооруженные силы Украины насчитывали восемнадцать полновесных бригад. В том числе: 2 танковые (1-я и 17-я); 8 механизированных (24, 28, 30, 51, 72, 92, 93, 128-я); 4 десантные (25, 79, 80, 95-я); 3 артиллерийские (11, 26, 55-я) и 1 ракетная. Плюс семь отдельных полков: 80-й аэромобильный; 15, 27 и 107-й полки реактивной артиллерии; 2, 3 и 8-й полки специального назначения. Кроме них Украина имела еще некоторый список частей обеспечения. Отдельные инженерные батальоны, батальоны и роты связи, всяких там фельдъегерей, медиков, управления тыла и штабные основы.

По своей списочной численности, и в особенности по объему складских запасов тяжелого вооружения, еще на февраль 2014 года украинская сухопутная армия уверенно входила в пятерку крупнейших в Европе. Потом начались бои на юго-востоке страны, закончившиеся целым рядом сокрушительных поражений. Шокирующий первый котел 1.0 у российской границы. Потом упорные бои за Саур-Могилу. Проигранное сражение за Иловайск. Далее котел 2.0. Окружение в районе Ждановки. Едва не оставленный Мариуполь. Практически полностью оказались уничтоженными военно-воздушные силы страны. Огромные потери в живой силе, и в особенности в технике. Так что же осталось от украинской армии на данный момент? В этом мы сейчас и попробуем разобраться.

twower сделал обзор

Про коллиматоры


Из опыта поставок оных в армию украинскими волонтерами. Бурление и разжигание в комментариях приветствуется, но строго по теме:

*****
Никогда не был специалистом в оптике или оружии и до сих пор им не стал. Просто уже 6 месяцев занимаюсь прикладными вопросами улучшения оружия наших бойцов и хочу поделиться опытом. Да и отвечать по 100 раз на одни и те же вопросы устал. Поэтому хочу изложить все, что скопилось в голове.
Что такое коллиматор? (для «Женской сотни»).
Это как оптический прицел, но обычно без приближения, в который не нужно «впиваться» глазом и который позволяет легко прицеливаться с двумя открытыми не косясь на целики-мушки, и не ограничивает обзорность. Лазерный лучик с помощью призмочек проектируется на стеклышках. В итоге боец смотрит на врага через стеклышко, по середине которого горит красная точечка. Чтобы прицелиться, достаточно навести точечку на редиску и все.

Панацея или излишество?
Да, коллиматор может стать очень крутой и удобной штукой помогающей в бою. Но! Лишь в том случае, если он качественный, надежный, правильно установлен и настроен, подходит для данного оружия, и самое главное - если боец хорошо научен им пользоваться. При несоблюдении любого их этих условий коллиматор может стать не просто бесполезным, но и опасным. 
Если говорить об автомате Калашникова, то коллиматор вроде как должен стать более удобной альтернативой стандартной механической прицельной планке. Но стоит понимать, что даже самый классный коллиматор не многим выигрывает у стандартной механики, а в некоторых аспектах даже уступает ей. Ведь стандартный прицел можно настраивать на расстояние до цели, а с коллиматором придется брать на глаз выше цели, если она дальше 100 метров. Отсюда и вывод, что коллиматор удобней в ближних боях, которые в зоне АТО не так часто случаются. Кроме этого механический прицел простой, как валенок, и соответственно надежен и безотказен в любых условиях.
Главное преимущество коллиматора - это возможность значительно ускорить прицеливания и соответственно выстрелить первым. Но для этого также нужен опыт и тренировки. Также коллиматор превосходит механику при плохом освещении (вечер, ночь). Целик и мушка вечером практически не видны.
За время тренировок, испытаний, тестов, общения с рядовыми бойцами и экспертами я пришел к твердому мнению, что коллиматор нужен лишь бойцам спецподразделений, которые умеют им пользоваться и часто выполняют задачи, при которых доли секунды потраченные на прицеливание играют решающую роль. Также не помешает такой прицел и разведчикам, которые часто работают ночью.
В остальных случаях по моему мнению установка на АК коллиматоров - излишество, которое не принесет бойцу ощутимой выгоды и может в отдельных случаях даже сыграть злую шутку. Очень злую.

В чем опасность?

вторник, 21 октября 2014 г.

"Россия в этой войне никак не участвовала и не участвует и точка! "

ЧЕЛОВЕК С СЕВЕРА





Мы знакомы очень давно. Ещё с чеченской войны, поэтому, наверное, этот разговор и состоялся:
…Давай сразу договоримся, вопросы численности, организации и прочие «установочные» данные оставляем за скобками. Россия в этой войне никак не участвовала и не участвует и точка! Поэтому будем называть нашу структуру «группой «Север», а меня дальше называй «человеком с севера». Я буду отвечать на те вопросы, которые сейчас действительно важны для будущего Новороссии, а ты уже сформулируешь всё тезисно…
О противнике.
Я о нём высокого мнения. Как не крути, но украинцы - это мы сами. Та же порода, тот же национальный состав. Из сильных сторон: стойкость, упорство. Особенно элитные части ВДВ, аэромобильные, «спецназ». Уже разгромлены, уже драться не чем. Предлагаешь сдаться, сложить оружие и уходить – отказываются. Лезут на прорыв, не имея ни одного шанса. Поэтому и гибли без счёта. Чтобы у нас жертв не было, просто накрывали артиллерией и всё. Было пару раз – просто пропускали, чтобы не устраивать расстрел. Знали, что технику уже всю потеряли по дороге. Зачем лишние трупы? Это же чьи-то сыновья, мужья, отцы…
Из слабых сторон – командование, боевое управление, дезорганизация.
Вся их армия какой-то винегрет. ВСУ, нацгвардия, добровольческие батальоны. Единого командования нет. Это разделение по ведомствам главная их ошибка. Мы её ещё двадцать лет назад прошли на первой Чечне. А они на эти грабли только теперь залезли и прыгают. Им чужой опыт не указ. Своей кровью надо умыться. Всей войной у них заправляют комбаты, а тут уже кто во что горазд. Один говорит «Идём!», второй говорит «Стоим!», а третий вообще «Отходим!».
В самих ВСУ порядка больше. Всё же чувствуется бывшая советская школа, «система» наработанная десятилетиями. Взаимодействие между родами войск, организация боя, реакция на изменение ситуации. Но только всё это, как замерло в начале 90-х прошлого века, так и осталось. Чувствуется, что армией своей они вообще не занимались. Система осталась, а вот школу боевого управления утратили.
По родам войск:

пятница, 17 октября 2014 г.

Про спецназ и не только

КАК О СПЕЦНАЗЕ ВСПОМНИЛИ ЛИШЬ В 1997-м

В газете «Военно-промышленный курьер» №29 (547) за 13-19 августа 2014 года статья Алексея Михайлова «Миссия выполнима», в которой затрагивались вопросы истории создания сил специальных операций, их предназначение и организационные структуры в России и за рубежом. В статье есть упоминание о существовании легенды, «Что проект нового командования готовил полковник Владимир Квачков, защитивший в своё время диссертацию на эту тему. И якобы после несостоявшегося покушения на Анатолия Чубайса план и директива НГШ были отклонены, чуть ли не уничтожены».

Поскольку 20 крайних лет своей военной деятельности мною действительно были посвящены исследованию и развитию теории и практике специальных операций – в 1998 году была защищена кандидатская диссертация «Развитие форм боевого применения сил и средств специальной разведки», а к марту 2005 года полностью подготовленная к защите докторская диссертация «Основы теории специальных операций и других специальных действий вооруженных сил Российской Федерации» - считаю возможным довести до военной общественности некоторую информацию из этой области российского военного искусства, в том числе по истории создания Командования Сил специальных операций.

Про спецназ

...Таким образом, в течение почти трёх лет интенсивной организаторской и военно-научной работы в разработанных проектах основополагающих уставных документов, впервые появилась отечественная концептуальная система специальных операций (специальных действий), готовая к внедрению как в теорию Российского военного искусства, так и в практику подготовки командующих (командиров), штабов, войск и сил на стратегическом, оперативном и тактических уровнях. Однако, на одном из завершающих совещаниях Уставной комиссии, на котором уже оттачивались отдельные формулировки второстепенных подробностей, произошло нечто странное и невообразимое. Председатель комиссии Начальник Генерального Штаба генерал армии Квашнин А.В. без объяснения каких-либо причин приказал убрать из уставных документов всё, касающееся специальных операций, в том числе и целиком 9-ю главу «Специальные Действия» из основ подготовки и ведения фронтовых и армейских операций оперативного уровня.

Это было потрясение. Вспоминается долгий разговор с начальником ЦВСИ ГШ генерал-лейтенантом Останковым Б.И. и начальником 1-го управления полковником Марценюком Ю.А., сторонниками введения в систему операций ВС РФ соответствующих форм специальных действий, и попытке вместе понять происходящее. Никаких военных, научных, логических оснований, да и просто обычного здравого смысла для подобного волюнтаристского решения не было. Структура и принципиальные положения уставных документов всех уровней были обсуждены, согласованы и комиссионно утверждены в самом начале разработки этих основополагающих документов, многократно уточнялись в деталях, но ни разу целесообразность введения специальных операций в российское военное искусство не подвергалось сомнению, а сам вопрос об этом никем не поднимался. Стало ясно, что искать причину перечёркивания проделанной работы и уничтожения специальных операций в теории и практике российского военного искусства, а также принимать срочные меры по их сохранению следует вне Генерального Штаба.

среда, 1 октября 2014 г.

Cостав стратегических ядерных сил России и США

Государственный департамент США опубликовал очередные официальные американские данные о составе стратегических ядерных сил США и России в рамках обмена данными по российско-американскому договору о сокращении стратегических наступательных вооружений СНВ-3. Данные приводятся по состоянию на 1 сентября 2014 года.

Александр Стукалин подготовил таблицу по опубликованным американским данным начиная с февраля 2011 года, демонстрирующую эволюцию уровней стратегических вооружений России и США за указанный период.


ДатаРазвернутые носителиРазвернутые и неразвернутые носителиБоеголовки на развернутых носителях
РоссияСШАРоссияСШАРоссияСША
01.09.201452879491191216431642
01.03.201449877890595215121585
01.09.2013473809894101514001688
01.03.2013492792900102814801654
01.09.2012491806884103414991722
01.03.2012494812881104014921737
01.09.2011516822871104315661790
05.02.2011521882865112415371800
Лимиты по договору СНВ-3,
которые должны быть достигнуты
к 2018 году
700
800
1550


Обращает внимание, что, согласно приведенным данным, Россия впервые за длительное время превзошла США по количеству боеголовок на развернутых стратегических носителях - пусть и на символическую одну единицу (1643 против 1642). Это было достигнуто за счет значительного скачка в количестве развернутых российских носителей и боеголовок за последний год - с 1 сентября 2013 года по 1 сентября 2014 года Россия увеличила количество развернутых стратегических носителей на 55 единиц (на 12 %), а боеголовок на них - на 243 (на 17,4 %).

Главным фактором этого увеличения, по-видимому, став ввод в состав ВМФ двух головных атомных ракетных подводных крейсеров стратегического назначения проекта 955 "Юрий Долгорукий" и "Владимир Мономах" с ракетным комплексом "Булава" - номинально суммарно 32 развернутых носителя со 192 боеголовками - хотя фактически, судя по всему, "Владимир Мономах" до настоящего времени не несет боекомплекта ракет. Также продолжилось развертывание наземных межконтинентальных баллистических ракет комплекса РС-24 "Ярс" в шахтном и мобильном исполнениях, - судя по всему, при одновременном некотором торможении процесса снятия с боевого дежурства мобильных ракетных комплексов "Тополь".

"Перебивали номера на вертолетных двигателях"

Интервью с бывшим заместителем гендиректора "Укроборонпрома" Максимом Глущенко


Украинский ресурс "segodnya.ua" разместил довольно интересное интервью бывшего заместителя гендиректора "Укроборонпрома" Максимом Глущенко "Бывший замгендиректора "Укроборонпрома": "Секреты производства "кольчуг" попали в Россию". Наш блог приводит его текст.

Максим Глущенко рассказал о фантастических хищениях в сфере вооружения, о вывозе секретного оборудования завода "Топаз", о том, почему срывались украинские контракты, и что за танки стоят в Харькове.


Максим Глущенко (с) segodnya.ua

— Максим Михайлович, говорят: что имеем, не храним, потерявши — плачем. В свое время Украина прославилась уникальными радиолокационными комплексами дальнего обнаружения "Кольчуга-М". В начале 2000-х вспыхнул международный скандал: западная пресса заподозрила нас в незаконных поставках "Кольчуг" Ираку. А недавно появились сообщения, что российский гуманитарный конвой вывез из Донецка ценнейшее оборудование завода "Топаз", где выпускались и эти комплексы, и установки радиолокационного подавления "Мандат". Действительно отдали?

— Это очень близко к правде. "Кольчуга" — эффективное средство борьбы с противником. Комплекс состоит из трех станций, способен определять координаты любых наземных и надводных целей, маршруты их движения на удалении от 600 до 800 км, а воздушных — на высоте до 10 км. "Кольчуга" одновременно сопровождает сигналы от 32 целей, видит даже "Стелсы", не обнаруживая себя. Скандал с "Кольчугами" для Ирака (куда на самом деле их не поставляли) сделал изделиям бесплатную рекламу. Но теперь оборудование по производству "Кольчуг" и "Мандатов", видимо, досталось россиянам. Ущерб не поддается никаким подсчетам...


— Мы пытались связаться с "Топазом". Но телефоны молчат. Не отвечает и директор завода...

— Насколько мне известно из источников в СБУ, технология утеряна не безвозвратно. Часть оборудования была предусмотрительно вывезена из Донецка еще до того, как город захватили боевики. Поэтому не все попало в руки россиян. Кроме того, если не ошибаюсь, "Кольчуги" есть на вооружении ВСУ, а значит, при необходимости их могут задействовать в зоне АТО.

— Не странно ли: многие наши бойцы воевали с вооруженным до зубов противником чуть ли не мушкетами, на транспортных средствах типа "школьный автобус" с "устрашающей" надписью "БМП"? А на харьковском заводе Малышева стоит несколько сотен танков...

— Большая часть этих машин нуждается в ремонте. Это не такие танки, что хоть сразу в бой. Но наш Т-64Б "Булат" по своим ТТХ надежен и мало чем уступает российским аналогам. То же касается и бронетранспортеров БТР-4 украинской сборки.

— Однако от этих БТРов пару лет назад отказался Ирак. А Украина потеряла солидный контракт...

— После пакистанского танкового контракт с Ираком на поставку БТР-4 и военно-транспортных самолетов Ан-32 был крупнейшим за всю историю независимой Украины — $500 млн. Наша страна могла заработать на нем $2,5 млрд — огромную сумму! К сожалению, он был сорван, и вину за это должны разделить тогдашние министр обороны и глава "Укроборонпрома" .

— Самолеты ведь худо-бедно продали, а от партии БТРов Багдад отказался, мотивировав это их неудовлетворительным техническим состоянием. Провалом этого контракта объяснялось увольнение главы "Укроборонпрома"?

— В определенной мере — да. Между этими событиями стояли и крупные финансовые хищения, и международные коррупционные скандалы. По тому же иракскому контракту была ликвидирована "дочка" "Укрспецэкспорта", которая заключала и выполняла этот договор. Ее убрали, чтобы перенаправить комиссионные на другие, "свои" фирмы. Речь шла о 25% от суммы сделки! За каждым контрактом — откат, увод крупных сумм в офшорные зоны. Пусть тут разбираются правоохранители.

— Говорят, едва ли не на каждом предприятии оборонного комплекса была (а кое-где и существует) теневая схема, позволяющая наживаться оружейным "королям" и "баронам"...

— Обо всей системе судить не стану. Но одна из схем, на которой удавалось зарабатывать моим предшественникам по авиаремонтному заводу, примерно такова. После инвентаризации вертолетов, принадлежавших Минобороны, которые хранились на заводе, вскрылись факты, что ремонтопригодные двигатели с хорошим ресурсом снимали и продавали на сторону. А на их место ставили неисправные, на которых перебивали заводские номера. То же — при поступлении техники в ремонт: исправные дорогостоящие агрегаты при проведении дефектации на бумаге значились как неремонтопригодные. Их списывали и продавали под видом металлолома. Разница в цене "оседала" в приближенных компаниях-посредниках. Чтоб вы понимали порядок цифр — двигатель стоит от $300 тысяч! Нередко дорогостоящие агрегаты заменялись дешевыми аналогами различных категорий, на которых тоже перебивались номера.

— Вас пригласили в "Укроборонпром" как кризис-менеджера?

— Можно и так сказать. До этого я уже имел опыт работы с международными организациями — USAID, ЕБРР, Мировым банком, другими. В концерне мне поручили внешнеэкономические вопросы. Начал с ревизии финансовой и хозяйственной деятельности спецэкспортеров. Было выявлено немало пробелов. Насчитывалось порядка 60 проблемных контрактов. Мы впервые провели общее совещание между представителями заводов и предприятий-спецэкспортеров, где был отработан конкретный план по каждому. Увы, проблемные контракты так и не удалось вытащить.

— Как, по-вашему, избежать коррупции?

— На мой взгляд, необходимо создавать отраслевые вертикально интегрированные акционерные холдинги, в рамках которых концентрировать производство и избавляться от затратных непрофильных активов в соответствии с западными стандартами. Обязательно объединить с научными организациями, обеспечив замкнутый цикл производства. Ориентировать на создание конечных образцов техники. Контрольный пакет акций должен принадлежать государству. Это позволит привлечь в отечественный ОПК дополнительные инвестиции, а также в рамках кооперации с мировыми технологическими лидерами разместить производства на территории Украины, что создаст дополнительные рабочие места. Международные компании будут вкладывать деньги в разработки, модернизировать товар и оптимизировать процесс производства. Сегодня Украина к таким капиталовложениям не готова. В последующем, уверен, возможно провести и IPO (первое публичное размещение или продажа акций) на внешних рынках. К сожалению, наш рынок привлечения капитала в развитие оборонной сферы пока слишком узок.

— Это довольно долгая и сложная схема. А какие шаги надо предпринять с ходу, без раскачки?

— Прежде всего, упорядочить взаимоотношения с Минобороны. Работая в "Укроборонпроме", я пытался сделать это, например, исключив из процесса посредников — те слишком дорого обходятся государству. Никакой реальной добавочной стоимости они не создают, лишь аккумулируют всю дельту прибыли. Купили дешевле — продали дороже  — прибыль по карманам.

Еще один шаг: продавать излишнее имущество Минобороны необходимо напрямую через спецэкспортеров по реальной цене, а не остаточной. Тогда поступления в бюджет вырастут в десятки раз. Спецэкспортеры знают мировой рынок военной техники и вооружений, понимают, где и в какой момент что необходимо. Схемы, при которых пистолет продается по бросовым ценам (например, $3 за штуку) неприемлемы.
Централизация документооборота с МО на уровне концерна ускорит отработку запросов от инозаказчиков, определив наиболее эффективного спецэкспортера по работе с конкретным рынком и видом техники. Это и обобщение заявок от покупателя, их проверка, понимание реальной цены, а в итоге — сформированный, условно говоря, на полгода вперед заказ, позволяющий избавиться от затяжной бумажной волокиты, сократить сроки поставок и получить максимальную выгоду.

Что касается работы на внешнем рынке, то давно пора ограничить размер агентских и маркетинговых выплат за рубежом, которые порой достигали половины от суммы контракта! Их объем нужно определять в зависимости от условий приемки, количества товара, оплаты, цены, как это принято в мире. Валютная выручка должна оставаться в Украине и направляться на развитие ОПК. Надо поставить заслон схемам вывода денег на офшорные счета конкретных чиновников.

— Украина располагает полным циклом производства авиатехники. Однако при этом не имеет своего вертолетостроения...

— В этом вопросе нужно объединить наш экспортный опыт и производственный потенциал. На аэродромах простаивают десятки единиц авиатехники. На ремонт одного вертолета в среднем нужно 6 млн грн. После модернизации его цена на внешнем рынке возрастает в 10 раз! На вырученные от продажи деньги можно модернизировать 3—5 вертолетов для наших ВСУ. И не нужно тянуть деньги из бюджета, просто надо грамотно организовать этот процесс.