пятница, 17 октября 2014 г.

Про спецназ

...Таким образом, в течение почти трёх лет интенсивной организаторской и военно-научной работы в разработанных проектах основополагающих уставных документов, впервые появилась отечественная концептуальная система специальных операций (специальных действий), готовая к внедрению как в теорию Российского военного искусства, так и в практику подготовки командующих (командиров), штабов, войск и сил на стратегическом, оперативном и тактических уровнях. Однако, на одном из завершающих совещаниях Уставной комиссии, на котором уже оттачивались отдельные формулировки второстепенных подробностей, произошло нечто странное и невообразимое. Председатель комиссии Начальник Генерального Штаба генерал армии Квашнин А.В. без объяснения каких-либо причин приказал убрать из уставных документов всё, касающееся специальных операций, в том числе и целиком 9-ю главу «Специальные Действия» из основ подготовки и ведения фронтовых и армейских операций оперативного уровня.

Это было потрясение. Вспоминается долгий разговор с начальником ЦВСИ ГШ генерал-лейтенантом Останковым Б.И. и начальником 1-го управления полковником Марценюком Ю.А., сторонниками введения в систему операций ВС РФ соответствующих форм специальных действий, и попытке вместе понять происходящее. Никаких военных, научных, логических оснований, да и просто обычного здравого смысла для подобного волюнтаристского решения не было. Структура и принципиальные положения уставных документов всех уровней были обсуждены, согласованы и комиссионно утверждены в самом начале разработки этих основополагающих документов, многократно уточнялись в деталях, но ни разу целесообразность введения специальных операций в российское военное искусство не подвергалось сомнению, а сам вопрос об этом никем не поднимался. Стало ясно, что искать причину перечёркивания проделанной работы и уничтожения специальных операций в теории и практике российского военного искусства, а также принимать срочные меры по их сохранению следует вне Генерального Штаба.


На следующий день я поехал к командующему ВДВ генерал-полковнику Шпаку Г. И. и обсудил с ним возникшую ситуацию в связи с решением НГШ. Всем было известно, что Квашнин, мягко говоря, не испытывает симпатии к десантникам; те платили ему тем же, называя «Квашнёй Вооружённых Сил». В ходе разговора возникла версия, что отказ от спецопераций связан с недопущением им возрастания роли ВДВ, значение которых существенно увеличивалось при их проведении. Георгий Иванович вызвал, кажется, начальника штаба, начопера и начальника разведки и приказал срочно подготовить докладную министру обороны Иванову С.Б. о не допустимости отказа от специальных операций в уставных документах. В течение пары часов такая записка с подробным обоснованием была подготовлена и отдана командующему, и убыла к министру. Результат я узнал только через несколько дней. «Решение НГШ отмене не подлежит. Вмешались такие силы, перед которыми безсилен даже министр обороны», - сообщил командующий ВДВ. И теперь, убеждён, те же силы, перед которыми безсилен Президент России, вмешались на Юго-Востоке Украины, и остановили в высшей степени успешное контрнаступление Народного Ополчения Донбасса и российских добровольцев буквально в 2-3х днях от нашей полной победы в Новороссии. Как показала практика, за 10 лет положение государственной власти не изменилось и господствующие политические высоты по-прежнему заняты русофобскими либералами.

ЧТО ПОЧЕРПНУЛИ ДЛЯ СЕБЯ БЕЛОРУСЫ?

Здесь же, по-видимому, нужно заметить, что наряду с ведением научных исследований в рамках КНИР «Каракурт» и разработкой новых уставных документов, мне довелось участвовать в работе межправительственной комиссии России и Белоруссии по унификации законодательства в области обороны и безопасности, где так же обсуждались вопросы подготовки и ведения специальных операций при нашей совместной военной деятельности в рамках Союзного государства.

Российские предложения вызвали интерес у наших коллег из военного руководства Министерства обороны и мною в Военной Академии Вооружённых Сил Белоруссии было сделано научное сообщение на эту тему, которое затем получило серьёзное продолжение. Белорусские офицеры – слушатели российской Академии Генерального Штаба – внимательно изучили мою двухтомную монографию докторской диссертации, которая в 2005 году появилась в секретной библиотеке Академии, о чём сообщили потом мне с благодарностью. Основные положения монографии были частично использованы в военной доктрине и военном строительстве республики Беларусь, в которой на государственном уровне предусматривается применение партизанских и других специальных действий при подготовке и ведении территориальной обороны братской республики.

И как постыдно на белорусском фоне выглядело российское политическое руководство в лице Совета Безопасности и военное – в лице министерства обороны, когда на стратегических командно-штабных учениях (СКШУ), проводимых Генштабом с рядом западных военных округов, кажется в 2002-м году, никто ни в военно-политическом руководстве, ни в ГОУ, ни в ГРУ ГШ, не знал, что же делать с группировкой партизанских сил в составе нескольких бригад и десятков отдельных партизанских отрядов, которые нам, сторонникам спецопераций для подтверждения своей правоты, удалось ввести в исходную обстановку по учениям в тылу противника.

«Западный фронт» - Московский военный округ – по замыслу СКШУ должен был после отражения нападения войск НАТО, введённых на Украину и затем вторгшихся и захвативших западные области Российской Федерации, перейти в контрнаступление после соответствующего усиления. Партизанским силам в тылу противника нужно было вырабатывать и ставить задачи, обеспечивать их связью, боеприпасами, медикаментами, усиливать специалистами и эвакуировать раненых и больных, направлять деятельность партизан на решение боевых и оперативных задач в интересах оборонительных и наступательных действий войск фронта, организовывать и поддерживать непрерывное взаимодействие, но делать это было некогда: не было командования или иного органа управления, на которое возлагались бы подобные функции.

Если в советский период по опыту Великой Отечественной войны, Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД) был создан на партийной основе ВКП (б) 30 мая 1942 года (только через год после начала войны, но это отдельная тема), то в либер-демократические времена даже не оказалось структуры, в чью сторону можно было хотя бы посмотреть. Задача организации партизанских действий на оккупированной российской территории отсутствует (до сих пор), да и ведение партизанами разведки в тылу противника есть только одна из задач партизанских сил, а не основной род их деятельности. О возможности КПРФ и других партий говорить не будем: слёз, соплей и слюней о народном горе и без них хватает (в подтверждение – отсутствие вооружённой борьбы на коммунистической доктрине в Донбассе). Центр Специального назначения (ЦСПН) ФСБ хорош для одиночных антитеррористических и частных диверсионных операций, а организовывать применение группировок партизанских сил в оперативном и стратегическом масштабе, как составной части фронтовых и других операций он просто не в состоянии по уровню своей профессиональной военной подготовки.

В итоге, не найдя во всех Вооруженных Силах и войсках РФ никого, кому можно было поставить задачу, а потом проанализировать и спросить за её выполнение, руководство СКШУ от обучения командующих командиров штабов и войск применению партизан в тылу противника в интересах фронта самоустранилось. Подготовленный текст в разбор стратегических командно-штабных учений Западными военными округами о выявленной в ходе СКШУ серьёзной проблеме, неготовности политического и военного руководства страны к организации и ведению специальных операций был исключён. А нет в разборе, нет и самой проблемы и необходимости её решения…

НАДЕЖДА 2004 ГОДА: ОТ ВМЕНЯЕМОГО ГЛАВЫ ГЕНШТАБА ДО БЕСПИЛОТНЫХ АППАРАТОВ
Ситуация резко изменилась в лучшую сторону в июле 2004 года – с назначением на должность начальника Генерального штаба генерал-полковника Балуевского. По его указанию в течение 3-х месяцев была проведена Экспресс-КНИР по теме: «Специальные операции Вооружённых Сил возможный состав сил специального назначения РФ». Примечательно, что к участию в работе, в части его касающейся, официально было привлечено Опытное конструкторское бюро (ОКБ) «Камов» во главе с его руководителем и генеральным конструктором С.В. Михеевым.

Надо сказать, что наше сотрудничество с Сергеем Викторовичем и другими камовцами началось ещё в 1991 году со съёмок фильма «Чёрная акула», основная часть которых проходила в ТуркВО на базе 15 бригады спецназ, которой я тогда командовал и 157 отдельного транспортно-боевого вертолётного полка под командованием полковника Козлова, дислоцирующегося на аэродроме города Чирчик Ташкентской области в Узбекистане. С моим переездом в Москву и развёртыванием научных исследований в области теории и практики спецопераций и разработкой докторской диссертации наше сотрудничество значительно усилилось. Перед коллективом ведущих конструкторов ОКБ было сделано несколько военно-научных сообщений о целях и задачах специальных операций, тактики действия групп и отрядов спецназ в тылу противника, особенностях применения вооружений и техники, в том числе вертолётов. В ходе совещаний были выработаны основные показатели для будущего тактико-технического задания (ТТЗ) на создания вертолётов для Сил специального назначения. Особое внимание было уделено разработке ТТЗ для беспилотных вертолётных систем спецназначения. В итоге напряжённой совместной работы были разработаны эскизы сверхлёгкого, лёгкого, среднего и тяжёлого вертолётных беспилотников с соответствующими ТТД.

Где-то в ноябре 2004 года научные результаты и основные выводы Экспресс-КНИР были утверждены, в том числе и концепция специального вооружения и техники для подготовки и проведения специальных операций различных типов и видов. Для продолжения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по созданию отечественного семейства беспилотных вертолётных летательных аппаратов и подготовки к переводу эскизов, чертежей, в макеты и опытные действующие образцы на первом этапе в 2005 году дополнительно требовалось около 7 миллионов рублей; всю подготовительную работу, в том числе созданию опытного образца среднего беспилотника К-137, ОКБ (Камов) вело исключительно за счёт своих резервов, которые были исчерпаны.

Как раз в это время готовились предложения и уточнения в Государственную программу вооружений, куда мы намеревались включить «рограмму по созданию в России беспилотных вертолётных систем. Однако денег в бюджете на это якобы не нашлось. После отказа от разработки вертолётных беспилотников в России, я помчался в Минск, где в беседе с заместителем министра обороны Белоруссии по вооружению пытался убедить его в перспективности работ по созданию беспилотных вертолётных аппаратов не только в интересах специальных операций Вооружённых сил, но и для решения специальных задач пограничными и внутренними войсками, таможенной службы, пожарной авиации и лесного хозяйства, рыбоохраны и в других ведомствах. Понимание нужности у белорусского руководства было, но возможностей по самостоятельному созданию беспилотных вертолётных систем не было.

Итак, 10 лет назад в государственном руководстве кто-то решил, что закупать израильские беспилотники (кстати, самолетного, а не вертолётного типа) будет лучше, чем создавать отечественные. Похоже, мощные и оснащённые современным вооружением и техникой Силы Специального назначения России остановились костью в горле для определённых политических сил как внутри страны, и за рубежом. Именно по этой причине не был дан ход реализации и другим положениям и выводам Экспресс – КНИР. Однако борьба за идею спецопераций и создание мощного Командования Сил Специального назначения продолжалась.

ПЛЕН У ВРАГОВ
В наступившем 2005 году надежды по введению основных понятий и принципов теории специальных операций в широкий военно-научный общественно-политический оборот, а затем и в практику российского военного искусства, были связаны с завершением написания монографии и рассылки её для ознакомления в соответствующие главные и центральные управления и министерства Обороны и Генерального Штаба, в академии, НИИ, училища и центры Вооружённых Сил, в ФСБ, МВД, МЧС и в другие заинтересованные структуры. Защита докторской диссертации планировалась на апрель-май.

Арест 17 марта 2005 года в связи с покушением на Чубайса пресёк мою военно-научную деятельность на три с лишним тюремных года следствия и работы трех коллегий присяжных заседателей. Доказать ничего не удалось, но освобождение в июне 2008 года не остановило дальнейшего продолжения моего уголовного преследования. Поэтому я, оставаясь официально ведущим научным сотрудником Центра военно-стратегических исследований, вместо кабинета в Генеральном Штабе, ходил в кабинеты следователей и в залы судебных заседаний. 23 декабря 2010 года я был окончательно оправдан Верховным Судом, а на следующий день – 24 декабря - демонстративно арестован по новому уголовному делу о подготовке вооружённого мятежа и его проведению методом специальной военно-политической операции и помещён в тюрьму «Лефортово».

На этом этапе (в смысле промежутке времени) краткий обзор проблемы считаю необходимым завершить, поскольку описанные здесь события происходили с моим личным участием, я ручаюсь за верность и правильность приведённых сведений. Конечно с оговоркой: у меня при себе нет никаких письменных источников по этому вопросу, весь текст написан по памяти и могут быть некоторые непринципиальные, мелкие погрешности.

КОМУ РУССКИЙ СПЕЦНАЗ – КОСТЬ В ГОРЛЕ?
Изложенную выше справку о современном развитии теории специальных операций и создании Сил специального назначения я написал для того, чтобы прояснить в рамках возможного «легенду», по выражению А. Михайлова, о своей военно-научной деятельности и показать, что в главном, дело не в моей личности и моих политических убеждениях, хотя и не без этого, а гораздо важнее, серьёзнее и опаснее.

Главным врагом русофобов в военном искусстве и военном строительстве России является сама идея крупномасштабных и полноценных специальных операций, органично вписанных в общую систему операций Вооружённых Сил, вместе с идеей создания настоящих, полноценных Сил Специального назначения, имеющих в своём составе отдельные сухопутные бригады специального назначения, соединения и части спецназ ВМФ, авиационные и вертолётные части спецназначения ВВС, с соответствующими научными, военно-промышленными и образовательными компонентами. Будучи несостоятельным бороться с отечественными идеями в военно-научном плане, Либеральный легион-666.ru в государственной власти вредит развитию российского военного искусства политико-административными и уголовно-репрессивными способами.

Блестящая военно-политическая специальная операция, проведённая в Крыму, не должна вызвать административную эйфорию у руководства и вводить народ и общество в заблуждение относительно возможностей существующих спецназа ВС РФ, ФСБ и МВД. Перманентно создаваемые в Вооруженных Силах с 2008 года Командование Сил Специальных Операций (КССО) в различных организационных конфигурациях представляет собой лишь миниатюрное подобие (если не сказать – симулякр) тех мощных Сил специального назначения, как нового отдельного рода войск, который требуется России уже сейчас и который обязательно потребуется в будущем.

События в Новороссии позволяют сделать не только политический, но и чисто военные выводы: у Российской Федерации нет Сил специального назначения, способных готовить и проводить специальные операции стратегического и оперативно-стратегического масштаба. Так называемый компактный, а по сути портативный (карманный, для внутриполитических целей) спецназ имеет своими последствиями крайне ограниченные возможности. Компактный спецназ – это точечные операции в ограниченном месте и в ограниченное время. Компактность, то есть теснота, скученность сжатость в пространстве и зажатость в действиях вообще не для нас, русских. Компактный спецназ, как компактные армия, авиация и флот неизбежно приведут нас через наших противников и соперников к такой же компактной России. Поэтому России, как великой мировой державе нужно иметь такие Силы специального назначения, которые будут обладать возможностями действовать во всём спектре специальных задач современного геополитического единоборства.

Владимир Квачков, полковник в отставке, кандидат военных наук
Источник - http://yuss.livejournal.com/2846761.html

Комментариев нет:

Отправить комментарий